новости ФСР

новости регионов

E-mail:

 
 

 
Прямые трансляции этапов Кубка мира

Тамара Самойлина: «У детей должны быть горящие глаза и неиссякаемое желание работать»

22 марта 2017

В год 70-летия отечественного скалолазания пресс-служба ФСР готовит серию материалов с заслуженными спортсменами и тренерами, внесшими ощутимый вклад в развитие и популяризацию спортивного скалолазания. Наш сегодняшний герой – Тамара Самойлина из Свердловской области. Заслуженный тренер России четыре раза выигрывала чемпионат СССР и воспитала множество титулованных спортсменов, в числе которых заслуженный мастер спорта Валентина Юрина, мастера спорта международного класса Павел Самойлин, Зося Подгорбунских и Яков Субботин.

- Тамара Ивановна, с чего началось ваше увлечение скалолазанием?

- Это был 1963-й год, когда я поступила в Уральский политехнический институт им. С. М. Кирова, а ныне Уральский федеральный университет им. Б. Ельцина. На первом курсе я занималась в театральной студии. И после того как нашего главного режиссера перевели в Пермь, я стала выбирать между подводным плаванием, парашютным спортом и альпинизмом. Выхожу в коридор, смотрю, висит объявление: «Всех желающих заниматься альпинизмом приглашаем на общее собрание». Я тогда подумала: «Ну, все, это судьба». Пришла в аудиторию, познакомилась и на долгие годы осталась в этой секции.

- Кто из тренеров руководил секцией, когда вы пришли?

- Александр Ефимович Пиратинский и Сергей Борисович Ефимов.

- Вы всю карьеру работали с Александром Ефимовичем?

- Нет, был период, когда мы на некоторое время разъединились. Лет через 15 после моего прихода в скалолазание мне вдруг показалось, что я могу заниматься без него. В итоге я ушла от Пиратинского и стала тренироваться у Валерия Николаевича Першина. Он тогда был членом команды сборной Свердловской области, членом сборной России.

Но все же после победы в чемпионате СССР золотую медаль свою подарила Александру Ефимовичу, и мы снова начали работать с ним.

- Какие из многочисленных достижений вам наиболее памятны?

- Как спортсменка я была 4-кратной чемпионкой Советского союза. Я выигрывала соревнования в скорости, трудности и связках. И когда в 1991-м году, причем мы выступали вместе с Пашей, я на чемпионате России в Казани осталась без медали, поняла, что мне пора уходить. Причем уходить сразу на тренерскую работу. Так получилось, что меня сначала пригласили в УПИ заниматься с ребятишками, а потом в ДЮСШ, которая работает вот уже 25 лет. И все эти годы я тружусь в этой школе.

Что касается тренерских достижений, то много хороших результатов. На международных соревнованиях побеждали и были призерами Лев Рудацкий, Дарья Одарич, Екатерина Головина, Вячеслав Веденчук, Костя Пайль, Анатолий Скрипов, Сергей Кокорин, Яна Малкова, Яша Субботин, Наталья Копорулина, Максим Михайлов, Майя Пиратинская, Валентина Юрина, Зося Подгорбунских и, конечно же, Паша Самойлин – первый победитель первенства мира в трудности из российских скалолазов. Его результат, спустя 20 лет, повторил Дмитрий Факирьянов. Причем Дима стал 2-кратным победителем ПМ в трудности!

- Как на ваш взгляд изменилось скалолазание за последние 25 лет?

- С появлением международных соревнований и возможности выезжать на сборы за границу интерес отечественных скалолазов к нашему виду спорта сразу же вырос. Каждому было приятно попасть в сборную команду страны, поучаствовать в соревнованиях.

В то время, когда я занималась скалолазанием, нагрузки и интенсивность на тренировках были значительно выше. Мы беспрекословно выполняли абсолютно все указания тренеров. Никаких опозданий на тренировки, никаких споров.

Так мы и тренировали своих спортсменов. Например, Зося Подгорбунских никогда не уходила с тренировки без вопроса «Тамара Ивановна, у нас на сегодня все?». И лишь, когда она слышала в ответ «Все», то уходила на растяжку и заканчивала тренировку.

С другой стороны, мы не лазали по столь сложным маршрутам, по которым лазают наши дети. Хотя функционально мы были более сильными. Потому что тренировались в основном на скалах. Трасса на трудность – 100 метров. На скорость – трасса 40 метров. На скорость одну трассу пролез, поменялся местами – полез вторую, тоже 40 метров. Мы много времени уделяли «функционалке». Мы «бегали», но не по пять секунд, а по тридцать. Могли бегать по минуте, по полторы подряд.

В то же время, мы пришли в скалолазание уже взрослыми. Я вот начала заниматься скалолазанием со второго курса вуза.

В наше время команды были более сплоченными. Речь о командах разных городов. Хоть Челябинск, хоть Санкт-Петербург, не важно. Победителя поздравляли все. Прохожу мимо красноярской команды, мне говорят: «Ну, давай выигрывай!». Я для них не была соперником, да и не было тогда соперников, все друзья, единомышленники.

Тогда очень сближал быт, совместные сборы на природе. Мы, спортсмены, из разных городов неделями жили на сборах в альплагерях. Это сильно влияло на общие отношения. Мы, как мне кажется, были более сплоченным и дружными, чем нынешнее поколение скалолазов.

Нас было легче удивить, порадовать. Теми же кроссовками. Я помню, что были какие-то соревнования и там на самом верху положили пару кроссовок, которые должны были достаться тому, кто быстрее добежит до них. Начали с третьеразрядников, никто не смог долезть, потом полезли спортсменки со вторым разрядом и т.д. Это было настолько азартно, что сейчас подобное вообразить сложно!

Сейчас и местная федерация помогает, и ФСР, и тренеры, и спортсмены получают финансирование, пусть не в полном объеме, пусть не все, но условия значительно лучше, нежели раньше. Я вот помню, что когда Паша стал попадать в сборную, и ему нужно было ехать на этапы Кубка мира, я могла спокойно занять годовую зарплату, купить два билета в Италию и Австрию, чтобы он только поехал.

Сейчас и приоритеты другие. Большинство родителей во главе угла ставят учебу, может, это и хорошо, я не возражаю, затем идут меркантильные интересы (машина, квартира и т.д.). И уже потом сам спорт, в нашем случае скалолазание. Появилась мода на репетиторов, элитные школы. Все это как-то непривычно и мешает концентрироваться на спорте.

Но в целом ребята, как и раньше, тренируются в привычном режиме: по пять – шесть раз в неделю. По физическим кондициям нынешнее поколение, наверное, сильнее нас: для спортсменов составляют специальные индивидуальные тренировочные программы, в том же Интернете огромное количество материалов по подготовке: по технике, физике и прочим аспектам тренировочного процесса.

- Что для вас сложнее – выступать или тренировать?

- Я когда сама выступала так не переживала, как переживаю сейчас, глядя на выступление своих спортсменов. Раньше я отвечала только за себя, теперь же несу ответственность за каждого ребенка, с которым работаю. Поэтому тут сравнивать нет смысла. С моральной точки зрения, для меня тренировать куда тяжелее.

- Где вам комфортнее – на скалодроме или на скалах?

- Я все-таки прежде всего скалолазка. Я 20 лет училась лазать именно на скалах. И я до сих пор люблю скалы. И в последнее время езжу на скалы в Бахчисарай. Там сейчас многое изменилось, и недавний фестиваль памяти Павла Самойлина, который проводил Алексей Шалыгин, очень сильно видоизменил этот район в лучшую сторону. Там настолько много маршрутов появилось, что мы за 20 дней лишь от силы треть смогли попробовать.

Мне, конечно, нравится атмосфера на скалах, природа, палатки. Именно на скалах настоящее скалолазание. Ну, и, конечно, скалы – лучшее место для тренировок. Для того чтобы правильно поставить ноги, нужно тренироваться на скалах. Ведь на тренажере все просто: большие зацепы, ставь ноги и все. А там нужно найти нужный угол, кристаллик, удобное положение, в общем, приложить массу усилий, чтобы поставить ноги.

- Как вы отреагировали на включение скалолазания в программу Олимпиады 2020 года?

- Первая мысль: неимоверная гордость за наш вид спорта! Мы наконец-то попали в программу самого престижного спортивного события в мире. Я подумала: «Ну, все, теперь начнется развитие: начнут строить новые скалодромы, значительно увеличится финансирование на сами соревнования, на медицинское обеспечение, на работу с психологами, на проведение семинаров и т.д. и т.п.» Но пока что я никаких перемен в Екатеринбурге не почувствовала. Все как было, так и осталось.

Не исключаю, что все изменится после мартовской Пленарной Ассамблеи IFSC, на которой будет обнародован формат олимпийского турнира (разговор состоялся до ПА в Квебеке – примечание А.С.).

И все же, например, в прошлом году значительно увеличилась поддержка скалолазания со стороны ЦСКА. Не знаю, связано ли это напрямую с Олимпиадой, но факт остается фактом. Талантливые спортсмены получили возможность тренироваться, защищать честь ЦСКА, страны и получать за это зарплату. Это прекрасно!

Хотелось бы, чтобы со временем в каждом регионе России появились современные тренажеры. Ведь у нас в Екатеринбурге до сих пор нет 15-метрового скалодрома с эталонной трассой. Я удивляюсь, что мы еще как-то умудряемся держаться на плаву в скорости, хотя материальная база сборной Свердловской области значительно слабее, чем у ряда других регионов страны. У нас в УПИ 10 метров. То мы накрутим начало трассы, то потом финишный отрезок. Так и меняем туда – сюда. К тому же, у нас эта трасса одна, а нужно две, чтобы спортсмены привыкали бежать в паре. Одному бежать скорость – это совсем другая ситуация в психологичном плане, нежели, чем та, в которой спортсмен оказывается на соревнованиях.

- Каким на ваш взгляд является идеальное многоборье?

- Сложный вопрос, и так сразу не скажу. Уверена лишь, что оно будет не таким, как сейчас: то есть спортсмен выступает в каждой дисциплине и его места суммируются. Наверное, видоизменится трудность, возможно эталонку заменит классика, а вот как быть с боулдерингом – не знаю. Эту дисциплину невозможно адекватно поменять.

Мне кажется, что в многоборье нам будет непросто подтянуть боулдеринг, нежели иностранцам прибавить в скорости. Ну что такое современная скорость? Разобрал расклад и тренируй его. А вот с боулдерингом все значительно сложнее.

Единственное могу сказать, что будь я тренером спортсмена, показывающего идеальное лазание на эталонке, и способного стать чемпионом мира и выиграть Кубок мира, я не знаю, рискнула бы перевести этого спортсмена в многоборцы. Зачем? Чтобы попасть, а может и не попасть на Олимпиаду?

Просто у меня нет такого человека, и я, как и все буду по чуть-чуть подтягивать у своих спортсменов все дисциплины. А так я, конечно, выбрала бы чемпионат мира или Кубок мира в скорости, нежели борьбу за участие в Олимпиаде с туманными перспективами.

- Назовите тройку лучших скалолазов Свердловской области за всю историю…

- Первый – Паша Самойлин. Второй – Сережа Лужецкий. На мой взгляд, он идеальный многоборец. А на третьем месте я бы расположила всех наших именитых скоростников – Лёшу Гадеева, Валю Юрину, Зосю Подгорбунских, Яшу Субботину и Аню Саулевич.

Хочу отметить Диму Шарафутдинова: этот человек не только большой спортсмен, но и прекрасный тренер. Он берется за работу с любым скалолазом, бодается, борется, тренирует и добивается результатов, не смотря на все трудности: в первую очередь с материальной базой.

- Можете вспомнить какой-либо памятный случай из тех времен, когда вы были действующей спортсменкой?

- Дело было в Ялте. Мы повадились посещать летний кинотеатр, влезая на пальмы. То есть смотрели кино и не платили за билеты (смеется). И вот однажды мы взобрались к началу одного сеанса на пальмы и… все прилипли. Видимо работники кинотеатра заметили, что мы уже не раз так проникали на сеансы, поэтому намазали смолой верхушки пальм. Мы еле отодрались, потом обмывались в море уйму времени, а смеху-то было! Вот так нас отвадили от бесплатного кино! Со стороны – забава на уровне детского сада, но мы до сих пор при встречах с теми моими товарищами вспоминаем тот эпизод.

- Чтобы вы пожелали начинающим скалолазам?

- Чтобы тот, кто приходит на тренировки, понимал, зачем он это делает. Чтобы тренировки по скалолазанию не превращались в тусовку, а оставались в первую очередь спортом. Да, общение тоже важно, но во главе всего – спорт. Нужно приходить с мыслями: «Я хочу достичь того-то и того-то, и я сделаю все для этого».

Нужно не только пахать от «а до я», но и получать в результате от этого удовольствие. Очень важно соблюдать режим и выполнять все тренерские установки. В начале карьеры без полного доверия между спортсменом и тренером крайне сложно. Да, взрослые спортсмены могут что-то поменять: тренировочный режим, тренера и т.д. Но на старте карьеры нужно быть с тренером в полном взаимопонимании. У детей должны быть горящие глаза и неиссякаемое желание работать.


Партнеры ФСР: Red Fox, DoorHan, Скалодром.Ру. Партнёры по подготовке сборной команды - скалолазный центр BigWall, скалодром Лаймстоун.

Алексей СЕРГУНИН, пресс-служба ФСР
Фото из архива Тамары САМОЙЛИНОЙ
 


« к списку




Партнеры ФСР

Генеральный спонсор - ОАО «РЖД»

Red Fox

Сибирское Здоровье

DoorHan

Скалодром.Ру

Скалодром Limestone в Сокольниках

Скидки

Red Fox Moscow